Это "Перекрёстки гей-квартала" и наша рубрика "Оппоненты". Моими собеседниками будут Антон Ромин - журналист, автор произведений на гей-тематику, пожалуй один из самых читаемых авторов в этом направлении, человек которому слегка за тридцать, и который не теряет здорового оптимизма несмотря на все превратности нашей жизни, а так же Витя Бревис - врач, автор гей-произведений, человек которому под пятьдесят, и который является самым провокационным автором, ведь его произведения под час вызывают нешуточные дебаты. А говорить мы будем об образе ЛГБТ-активиста в сети, средствах массовой информации и в гей-литературе. Выбор темы может кого-то удивить, но тема эта среди авторов замалчивается, а многие имеют довольно негативное отношение и я бы хотел понять почему.

KN. Уважаемые авторы, насколько подобная тематика для вас близка или далека, может быть вы тоже считаете, что её следует обходить стороной?

Витя Бревис. Тематика вполне интересна. Сначала нужно обязательным порядком определиться с терминами: кто такой ЛГБТ-активист, с чего начинается активизм?  Активист ли например Бревис, читающий свои тексты на людях? Сродни ли активизм с комсомольским вожаком брежневской эпохи? Вот википедия: гражданский активизм — действия граждан, направленные на социальные, политические экономические или иные изменения в своей стране, предпринимаемые по собственной инициативе, независимо от государственной власти. Выражается в различных формах, таких как: письма протеста, пикеты, марши, демонстрации, забастовки, голодовки, сидячие демонстрации и др. Если считать это за истину, то я - тихий активист. Наверное, Костя тоже. Но речь у нас, вероятно, пойдет и нетихих активистах, о людях, работающих в ЛГБТ-организациях. Да?

KN. Совершенно верно, я думаю, что ЛГБТ-активист это человек, который принадлежит какой-нибудь ЛГБТ-организации. Кстати, Витя Бревис принадлежит? И считает ли он себя ЛГБТ-активистом?

Витя Бревис. Я не работаю ни за деньги, ни волонтером ни в одной ЛГБТ-организации. Парочку работающих там я знаю лично. Это, в общем, всё.

Антон Ромин. Мне тоже кажется, что активист – тот, кто проводит масштабные акции на благо ЛГБТ-движения. Я с такими лично не знаком. С другой стороны, любой открытый гей в чем-то активист и вполне может действовать на благо ЛГБТ своим примером. Ну, как пионер-герой.

Примечание ведущего. К сожалению, Витя Бревис был вынужден уехать поэтому наш разговор с ним прервался. Я попросил присоединится Мишу Сергеева. Миша - автор гей-рассказов, мужчина в самом расцвете сил, неопределённого возраста, проживающий в городке под названием Кёльн и, возможно, эта удалённость позволит ему взглянуть на ситуацию под другим углом зрения.

KN. Миша, я спрашивал Антона и Витю о том насколько тематика ЛГБТ-активизма им близка, соответственно вопрос и к тебе, что ты про это думаешь?

Миша Сергеев. Я лично для себя разделяю ЛГТБ-активистов на три категории. Первая - самая для меня неинтересная. Это г-н Алексеев и компания. Они каким-то образом от нашего с тобой имени пытаются вести какую-то правозащитную деятельность, организовывать парады и прочее, при этом активно участвуя в дерибане западных грантов (по слухам, конечно. Правда, на Лубянке мастеров таких слухов целые отделы, но тем не менее). Я их лично от моего имени ничего делать не уполномачивал, поэтому мне сложно сказать, на чью поддержку они рассчитывают. Вторая - "пламенные революционеры". У меня есть приятель, давно общаемся, хоть никогда лично не встречались. Он активно участвует в Питерской веточке Альянса гетеросексуалов и ЛГТБ за равноправие, а я активно читаю его страничку в ВК. Он умный и образованный, честный парень. Выходил на какие-то единичные пикеты, Конституцию вслух читал. Или Булат Барантаев, который в 2011 году создал движение ГОРД - Гомосексуалы, родные и друзья". Он открытый гей и баллотируется от новосибирского "Парнаса" в 2016 году в ГД РФ. Это ребята, которые сеют разумное, доброе и прочее на асфальте. В сегодняшней России шансов на прорастание нет. И в завтрашней тоже. Может, в послезавтрашней? Очень бы хотелось верить. Но то, что без их сегодняшних усилий ничего не поменяется и послезавтра - это очевидный факт. Вспомним того же Харви Милка, светлая ему память. А сейчас на кельнском CSD танцуют, поют и веселятся. И третье - это огромная отдельная страна по имени Лена Климова. Могу бесконечно петь ей дифирамбы, но о ней и так много написано. Боюсь, что с приходом нового министра образования, ситуация с Детьми - 404 существенно ухудшится. И как всплывают на поверхность эти мракобесные тетки а ля Мизулина?

KN. Я не знаю как на Украине, подозреваю, так же как и в России, про ЛГБТ-активистов чего только не думают. Причём самое печальное, в самой ЛГБТ-среде циркулирует такое  невероятное количество домыслов, что совершенно непонятно откуда что берётся?

Антон Ромин. Стереотипы по поводу активистов? Некоторые создаются теми, кто пытается отделить себя от гей-движения. Вот есть гей-движение, а вот отдельно я. И те активисты, мол, непонятно чего добиваются, в каких целях. Это как и внутренняя гомофобия. И если считать, что гей-движение – это парад в перьях, то многим хочется встать подальше от такого движения, и таких активистов. Но если хоть на минуту допустить, что эти люди борются за каждого из нас, за будущее, то отношение меняется. Но для этого сами активисты должны быть ближе к народу, выкладывать все карты на стол. Ну, и плюс недоверие к любому руководителю, начальнику, депутату, чиновнику. Этим мы все страдаем и вполне обоснованно. Под эту категорию подпадают и любые активисты, и борцы за любые права. Мы отказываем им в честности мотивации. Мы вообще не верим в честность.

Миша Сергеев. Ты в комментариях к вопросу написал, что про ЛГТБ-активистов чего только не думают. Может, и прав Барантаев, когда пишет, что главное сейчас - информация и просвещение. Цифры, которые он приводит в своем интервью, очень показательны: "Опрос "Левада-центра" показал, что в 2015 году 18% жителей России считали, что надо преследовать ЛГБТ по закону. В 2013 году так отвечали 13%. На 5% процентов к 2015 году уменьшилось число людей, которые считают, что гомосексуализм – это данная от рождения сексуальная ориентация, имеющая такое же право на существование, как и гетеросексуальная ориентация. Результаты опроса среди аудитории телеканала “Дождь”. 80% процентов зрителей голосовали за разрешение гей-браков". Собственно, наша Библиотека есть один из центров просвещения - где же, как не в Библиотеке получать новые знания и информацию. Вот народ "просветится" и начнет думать о ЛГТБ-активистах, опираясь на собственное мнение, а не на истерики витальки милонова.

KN. Как вы считаете, на Украине больше стереотипов по сравнению с Россией или меньше? Вообще можно ли провести градацию, что в какой-то бывшей республике СССР подобные стереотипы менее живучи? 

Антон Ромин. Точно не могу сказать, я российской ситуации совсем не знаю. Но мне кажется, это общая беда бывшего СССР, когда все делалось кулуарно, непрозрачно, без достаточного освещения в прессе, что и порождало массу домыслов.

Миша Сергеев. Я считаю, что в Украине меньше. Все-таки, после закона мизулиной из зомбоящика выливаются на головы обывателей тонны грязной милоновщины. В Украине такой травли на государственном уровне нет. Есть обывательское неприятие в нетерапевтических дозах, но никто не призывает громить, оградить, наказать и проч. Если говорить о республиках бывшего СССР, то, на мой взгляд, лучше всего обстоит дело в Прибалтике, а хуже всего - в Средней Азии и на Кавказе, включая его российскую часть.

KN. Насколько в подобной оценке виноваты средства массовой информации? Это они так показывают и так комментируют или это люди так понимаю и так комментируют? Или нет дыма без огня и ЛГБТ-активисты на самом деле не честны?

Антон Ромин. Не думаю, что все поголовно нечестны. Думаю, что информации о них и их деятельности недостаточно. Или нет вообще. Мы знаем, что они где-то существуют. Выкладывают в сеть фото из спортзалов или путешествий. О реальной деятельности ни слова. Остается думать, что деятельности или нет, или она хаотична, осуществляется приступами, под какое-то мероприятие. Долгое время я думал, что им отказывают в публикациях и эфирах. Но не знаю, насколько это верно. Я вижу, что вопросы феминизма и сексизма, не менее важные и актуальные, освещаются намного лучше, по крайней мере, в Украине.  А ведь эти активисты могли бы быть настоящими лидерами, героями нашего времени – смелыми и красивыми, тем более с фотографиями из спортзалов и с котиками.

Миша Сергеев. Виноваты - плохое слово. Практически все СМИ ангажированы, т.е. несвободны, а значит, не имеют авторской позиции или какой-то четкой редакционной политики. Смотрят, как Песков цикнет, а Эрнст после этого пукнет. Но то, что под их влиянием формируется восприятие в народе - факт бесспорный. И цепочка прозрачная: на государственную политику гонения и неприятия  устами Пескова СМИ рапортуют "есть" или теряют лицензию. Что касается ЛГТБ-активистов, то, судя по всему,бесспорных  харизматичных лидеров с незапятнанной репутацией уровня А.Д.Сахарова среди них нет. Значит, можно муссировать, например, факты, кто, как и в какое отверстие. Читатели с воодушевлением покачают головами, скажут ай-яй-яй, и политическая составляющая имиджа ЛГТБ-активиста будет минимизирована.

KN. Насколько образ ЛГБТ-активиста привлекателен для гей-литературы, в качестве главного героя или в качестве героя второго плана? Причём, мне интересно было бы знать ваше мнение не только применительно к направлению вообще, но и к вашему собственному творчеству.

Антон Ромин. Мне этот образ неинтересен. Именно потому, что я ничего о них не знаю. Я формирую свое представление об активистах по иностранным фильмам и понимаю, что они мало применимы к нашей реальности, а я обычно в своих текстах отражаю реальность. И неизвестно, есть ли спрос на такой образ, есть ли интерес к нему у читателей. Я просматриваю несколько гей-сайтов, и ни на одном из них этот образ никак не освещается, нет биографий, нет интервью, нет плана мероприятий, нет личных историй. Мне кажется, что и гей-движения как такового нет, или его суть отражается на каких-то других платформах. Возможно, я просто не в курсе, занятость не позволяет мне изучать все тематические форумы и сайты. Я просто вижу, что образ феминистки намного ближе социуму, женщин просто больше, чем геев, и им не нужны специальные площадки и платформы для освещения своих идей.

Миша Сергеев. Образ, я думаю, привлекателен. Тема не проработана, пластов много. И о такой девочке как Лена Климова в качестве прототипа главной героини просто нужно писать! Что касается меня, то я не знаю, почему бы и нет. Как только вдохновения дождусь, так сразу и напишу об этом.

KN. Некоторые считают, что ЛГБТ-активисты «замазались» в политике. Мол они часто выступают в оппозиции и из-за этого власть переносит своё отношение на всех остальных. Есть ли в этом какая-то доля истины и если человек действует в поле ЛГБТ-активизма, значит ли это, что он не может быть членом какой-то политической партии?

Миша Сергеев. Во власти достаточно большое количество скрытых геев. И в узких кругах это не для кого не является тайной. Тем не менее, они все при погонах и при портфелях. И даже попытки аутинга никак не поколебали их высокое положение. А оппозиционеров-геев в политике единицы. Так что, маловероятно, чтобы отношение власти к ЛГТБ-сообществу базировалось на этом. Теперь вторая часть вопроса. Я уже упоминал Булата Барантаева. Он говорит: "Демократические ценности ПАРНАС, а по умолчанию подразумевают соблюдение прав ЛГБТ. Кроме того, я сначала стал участником партии ПАРНАС, а только потом ЛГБТ-активистом". Лично мне это понятно. Разве в современной России плохо относятся только к ЛГТБ-сообществу? А к учителям, врачам, пенсионерам? Во что превратились СМИ? А спорт? Это же не спорт, а тотальная война со всеми за медали любой ценой. Поэтому, если уж ЛГТБ- активист чувствует, что может что-то изменить в стране к лучшему, он не только может, но и должен идти в публичную политику.

Антон Ромин. Это больше касается России, мне кажется. У вас стабильная власть и стабильная оппозиция. В Украине не так, сегодня оппозиция окрашена в один цвет, завтра в другой. Мало кто связывает ЛГБТ-активистов с политикой, они никогда не были заметны в оппозиции, если там и были. Сейчас на госуровне я вижу некоторую поддержку ЛГБТ, в 2014 году был принят закон о запрете на дискриминацию в трудовой сфере, в том числе по признаку сексуальной ориентации. Этого, разумеется, недостаточно для представителей ЛГБТ, но это был поворот в правильную сторону. Другое дело, что и народная масса должна дозреть до справедливого отношения к геям, сексуальная ориентация не должна ассоциироваться с повадками тюрьмы или зоны. Но когда есть более важные вопросы – война со страной-агрессором или чудовищная инфляция, народу совсем не до этого. Раньше я отмечал для себя, когда на ТВ проскальзывали сюжеты о разных семьях, в какой-то спортивной передаче участвовала семья из двух женщин, на каком-то песенном конкурсе парень признавался в любви к другу, и такие варианты отношений подавали позитивно, без осуждения. Сейчас не знаю, как обстоят дела, я совсем не смотрю ТВ, кажется, массовый психоз захватил там все, в той же мере, что и в России. Да, вернемся к ЛГБТ-активистам. Где они во всем этом? Какие сюжеты на ТВ они подготовили? Как участвуют в формировании общественного мнения? Как продвигают в парламент необходимые законы? Кто может рассказать нам об этом, кроме них самих? ))

KN. Антон, у вас в Киеве и Одессе проводили ЛГБТ-акцию, многие считают, что действовать надо именно так, привлекая к себе внимание и формируя общественное мнение. И тут возникает вопрос, учитывая то, что ты сказал, должен ли ЛГБТ-активист думать о "чаяниях народа", может быть и правильно, пока такая тяжёлая обстановка в стране, не мутить воду,  подождать пока ил уляжется, и вот тогда, когда всё станет хорошо, а народ начнёт благоденствовать, заявить о том что геи тоже люди?

Антон Ромин. Да, есть такое мнение. Но дело в том, что геи тоже люди, даже когда народ не благоденствует. Они тоже работают, воюют, снимают жилье, борются с инфляцией. И об этом нужно напоминать как можно чаще. Если не такими акциями, как прайды, то фильмами, книгами, статьями, телесюжетами, где геи будут действовать наравне с другими героями. А этого нет, тема продолжает замалчиваться. Поэтому ЛГБТ-активист не должен ориентироваться на «чаяния», а должен делать свое дело – давать больше информации, встраивать образ гея в жизнь социума, и это очень широкое поле деятельности. Выступления известных лиц, мэров, министров, спортсменов в поддержку ЛГБТ тоже пошли бы на пользу. В общем, если ждать окончания черной полосы, то и следующее поколение будет бояться поцеловаться на улице или взяться за руки.

KN. Сейчас после нашей беседы, не появилось у тебя шальной мысли на границе сознания, написать повесть или рассказ о таком человеке?

Антон Ромин. Хаха, нет. У меня появилась мысль самому стать таким человеком. Но это если бы у меня вообще была активная позиция, а я больше наблюдатель.

 

KN. Я благодарю всех участников беседы. Надеюсь она не закончена, Витя Бревис вернётся и вставит свои пять копеек. Разговор наш, к сожалению получился разорванным, но лично я воспринимаю это как «первый лучик в тёмном царстве», формат наших бесед позволяет присоединится в комментариях, но тему эту мы в дальнейшем обязательно продолжим.

 

Текст интервью в первоисточнике

 

 

Сайт создан

22 марта 2013 г.