ФОТОГРАФИЯ

 

            Я выслал ему его фотографию. На сайтах знакомств такие казусы не редкость.

            Я увидел его на каком-то виртуальном «голубом огоньке», завел папку «Красавчеги» и сохранил туда его фоту в твердой уверенности, что это фейс актера какого-то сериала, возможно, мексиканского, или танцора фламенко. Потом встретил его на другом сайте – под другим ником, в другом ракурсе – и не угадал в нем прежнего. Меня привлекло заново и с новой силой. Он писал на форуме что-то гневное, резкое, я стал поддакивать, и мы списались. Он интересовался политикой – не тихими местечковыми гей-проблемами, а глобальной картиной мира – международным терроризмом, американским влиянием, позицией НАТО. Я написал, что меня это все тоже предельно волнует, а вообще-то я молод и хорош собой. Он ответил: «Закинь фоту, если будет настроение». И я выслал ему единственную фотографию из папки «Красавчеги». Кажется, не планировал с ним встречаться, а просто очень хотел понравиться.

            Ночью мне приснилось, что я смотрю в зеркало и вижу не себя, а незнакомого парня – всматриваюсь до боли в глазах, пытаясь взглядом вырезать себя из него. Во сне было так страшно, что я проснулся от сердцебиения и дрожи. Достал из-под подушки мобильный, в два часа ночи открыл электронную почту. Его письмо было кратким. «Из того же кино?» – спрашивал он. После вопросительного знака следовали скобки в веселую сторону. Я понял, что облажался, но наяву страха не было. Скорее всего, он, действительно, дернул фотографии из какого-то трехсотсерийного мыла и на авторские права не претендовал. Все это показалось даже забавным. 

            На следующий день я прилежно списал из Интернета статью о бесчеловечном обращении американских солдат с иракскими пленными и выслал ему с чистой совестью. После этого он захотел со мной встретиться. Всю ночь я штудировал вопросы геополитики. Но никак не ожидал, что он придет в кафе с тем же лицом – из латиноамериканского сериала. Я не мог узнать его именно потому, что он был точь-в-точь таким, как на сайтовых фотографиях. И он тоже глядел недоуменно.

– Не очень-то ты на меня похож, – пошутил невесело.

            Я пригладил русые волосы, вмиг ставшие длинными и колючими.

– Да я и в политике не шарю.

– А писал зачем?

– Понравился…

– Хм…

            Теперь в его взгляде явно читалась насмешка.

– Как тебя зовут, Мигель-Хасим? – спросил я.

– Ну, допустим, Вова.

            На меня вдруг навалился тот самый страх… из ночного кошмара. Страх неузнавания самого себя. Его глаза, наконец, подобрели.

– Ладно… ладно. Пускай. Просто я подумал, что ты меня знаешь, если высылаешь мне мои же фотографии и закидываешь похожими идеями. Но так даже лучше. Настоящее знакомство получилось. Ты совсем другой. Моложе... Чем… занимаешься вообще?

            Мы поговорили о быте. Тут все совпало полностью. Оба жили с родителями. Он – после развода с женой, я – после бегства от очередного любовника.

– Значит, вечер нигде не продолжим? – спросил он прямо.

– Ну…

            У меня был комплекс: я никого не приводил домой, хотя мать внушала мне терпеливо и настойчиво, что встречаться с мужчиной – более нормально, чем не встречаться ни с кем. Но родительский дом был в моем представлении настолько свят, что трахаться там я не мог. Более того, в стенах дома, где прошло мое детство, где бабушка пекла ватрушки, где на Новый год отец устанавливал «елку до самого потолка», где меня не отвергли после всех моих странствий и пережитой грязи, моя страсть казалась мне настолько преступной и аморальной, что совесть не позволяла даже заниматься онанизмом.

– В отель можно, – предложил я.

– Чтобы на улицах потом узнавали? Лучше квартиру снять, но быстро не получится.

– Ну, не нужно быстро.

            Пока мы это обсуждали, подали финальный кофе. Я уже был готов наплевать на святость семейного очага и собственные комплексы, но останавливало другое. Придумывая продолжение этой встречи, я никак не мог представить его лежащим на скрипящем диване, на котором от рака предстательной железы умер мой дед, обувающим комнатные тапки моего покойного отца, сталкивающимся по утрам с моей матерью в ванной или пьющим на нашей кухне чай из доисторических чашек с выцветшими рисунками.

– Ладно, не грусти, – оборвал он мои мысли. – Может, потом как-нить пересечемся.

            Странное, чудесное, многообещающее знакомство внезапно закончилось. Он сделал последний глоток, кивнул мне и вышел из кафе.

            Потом я еще долго наблюдал за его статусом на сайте, читал его резкие высказывания в адрес НАТО на форуме и старался уверить себя, что в его сериале без меня обязательно случится счастливый финал.

 

2011 г. 

 

Вернуться в РАССКАЗЫ

 

Сайт создан

22 марта 2013 г.