АРИФМЕТИКА ПОДСОЗНАТЕЛЬНОГО

 

            Тетя Тома! Конечно, я ее помню – сводная или троюродная сестра кого-то из моих родителей. Всегда румяная, разгоряченная, запыхавшаяся в погоне за бывшим мужем и в поиске следующего. Это она, укладывая меня спать, с поразительной быстротой и легкостью расстегивала мне брюки и утыкалась лицом между ног. Потом ее унесло в Омск или Йошкар-Олу. А теперь я читаю в психологической книжице, что детские воспоминания стираются, чтобы неожиданно всплыть из глубин подсознания. Ничего не стирается, господа. Я до сих пор помню странное ощущение от ее мягких губ у себя между ног – ощущение прекрасное и отвратительное, строго запрещенное и тут же милостиво разрешенное взрослыми в лице моей тети. Возможно, на человека с железной психикой это не произвело бы такого сильного впечатления. Вы видели людей с железной психикой? Ну, Терминатор. Нет, людей, людей!

            С отцом мы играли в больницу и доктора. Не с моими пятилетними сверстниками – с отцом. Я и сейчас недоумеваю, где этот лоботряс мог находить время еще и для игрулек, если, вернувшись с работы, постоянно шатался по кинотеатрам в поисках новых зрелищ. Особенно мне нравились уколы. Он был пациентом, а я доктором, хотя в технике внутримышечных инъекций особо не преуспел. Карандаш-шприц я втыкал не в верхнюю правую часть ягодицы, а попросту в анус. Пациент только посмеивался. И что я должен был забыть эту игру, а потом вдруг вспомнить и застыдиться? Да я вообще не забывал ее ни на один день. Я помнил ее  всякий раз, когда смотрел на незнакомого мужчину. Кто из нас будет пациентом, а кто доктором? Кто будет позволять и похохатывать, а кто стараться и проявлять напор?

            Мать недалеко отстала от прочих моих воспитателей. Это благодаря ей я научился пользоваться носовым платком и губной помадой одновременно. «У ребенка обветриваются губы! Ни в коем случае нельзя допустить кровоточащих трещин». Губы, действительно, моя проблема. Я и сейчас не выношу малейшего дуновения ветра, при мне всегда гигиеническая бесцветная помада. Но в то время школьник, красящийся перед зеркалом всякий раз, перед тем как выйти на улицу, выглядел, по меньшей мере, странно. К счастью, в школах еще не было обычая избивать всех странных. 

            Бабушка добавила свои пять копеек. «Все дураки и неучи, – твердила она мне. – Не обращай на них внимания. Они тебя не стоят. Ты лучше всех. Ты самый умный. Ты добьешься всего, чего пожелаешь». Было бы честнее предупредить ребенка о том, что дураки и неучи могут помешать ему добиться того, чего он пожелает. К тому времени, когда я сообразил, что они еще и подлецы, бабушки уже не было в живых – спрашивать было не с кого.

            Итак, представьте себе этого ребенка – заласканного тетей, играющего с отцом в глубокий интим, мажущего губы губной помадой и презирающего всех людей вокруг. Прибавьте этому ребенку лет… тридцать и несколько пунктов в резюме. Прибавили? Чему равен результат? Нулю? Странно. А теперь сверим этот результат с ответом в конце учебника. Совпало? Совпало. Потому что в конце учебника у всех нули. У всех сплошные нули! Фуууух, не подсознательное тому виной.

 

2013 г. 

 

 

Вернуться в РАССКАЗЫ

 

Сайт создан

22 марта 2013 г.